Моя жена патологоанатом. Каждый раз, когда меня кто-то бесит, кидает или подводит по работе, и я нервничаю, она меня обнимает и тихо говорит:

— Не грусти, любимый, они все сдохнут, я им бошки распилю, кишки разворошу, мне за это денежку заплатят и я куплю нам вина и вкусняшек.


Если жена вам изменила только один раз, то вы не олень, а единорог.


Вождь индейского племени приходит... ну, скажем, в паспортный стол. И заявляет:

— Я хочу поменять своё длинное имя на короткое. Мне русские туристы посоветовали.

— Хорошо. Как Вас зовут?

— Зоркий Сокол, Стрелой Падающий С Неба На Свою Жертву И Поражающий Её!

— ОК. А как Вы хотите зваться?

— Хуяк!


Если бы не арабы, у нас не было бы трагедии 9/11. Было бы IX/XI.


Умер один саксофонист — самый самый такой трушный джазмен.

Ну и прибывает естественно в ад — а куда ж ему ещё. Заходит, озирается... Мать твою фак, что же это такое — вокруг голые девицы танцуют, у стен стоят столы, заваленные алкоголем, кокаином и многолетним комплектом "Плейбоя" и других высококультурных журналов.

В центре располагается громадная высокая сцена, вокруг которой располагаются тысячи стоек с дудками, ну а на сцене сидит верибигбэнд и играет самый крутой джаз. А участники! Армстронг, Гиллеспи, Колтрейн, Паркер, Арт Блейки! Только возле фортепиано пустое место — оказалось, ждали Питерсона, а его высочайшим повелением взяли в рай.

Новоприбывший взволнованно подходит к сцене

— Позволите к вам присоединиться?

— Давай, давай — Диззи отвечает — Бери сакс и залезай!

Сказано — сделано! Садится новичок возле Паркера и начинает играть от души, каждым моментом упивается. Наконец поворачивается к соседу и спрашивает: "Скажи, Берд, неужто я нахожусь в настоящем аду?"

— Подожди, подожди! — отвечает Паркер — Сейчас вот придет певица.